22.05.2017

Кипр в преддверии AMLD4: уклонение — значит отмывание?

Антон Фигуров
Руководитель отдела аналитики и мониторинга
ЗАО «Дабл Ю Би Эл Дистрибьюшн»
analytics@worldbiz.ru

Преступления в сфере отмывания денежных средств в соответствии с принятыми на международном уровне положениями представляют собой поведение, направленное на сокрытие незаконного происхождения имущества.

На момент введения в правовое поле в 80-х годах прошлого века главной задачей законодательства в части противодействия отмыванию денежных средств явилась борьба с вводом в легальную экономику доходов от наркоторговли, замаскированных под законные и лишённых преступного прошлого.

После террористической атаки, совершённой на территории США в 2001 году сфера воздействия законодательства в части противодействия отмыванию денежных средств была расширена и включила в себя террористическую составляющую.

Третья «антиотмывочная» директива Европейского Союза, вступившая в силу в 2005 году, добавила к перечню предикатных правонарушений финансирование терроризма, распространив сферу влияния применимого правового режима не только на аспект незаконного происхождения средств, но и на их использование в незаконных целях.

С принятием четвёртой директивы ЕС (Anti-money laundering directive 2015/849/EC), серьёзные налоговые преступления были явно охарактеризованы в качестве предикатных правонарушений, совершаемых в целях отмывания денежных средств.

Сегодняшняя позиция Европейского Союза и других игроков на международной арене заключается в том, что правовое поле, созданное в целях борьбы с отмыванием денежных средств, играет критическую роль в случаях, когда речь идёт о смягчении наказания за незаконное уклонение от уплаты налогов, даже если соответствующее имущество не было приобретено незаконными способами и не явилось инструментом достижения преступной цели.

Несмотря на то, что положениям четвёртой директивы ЕС ещё только предстоит перенесение в национальные законодательства, есть основания полагать, что уклонение от налогообложения согласно кипрскому законодательству логически увязано с совершением преступления в части отмывания денежных средств ввиду комбинированного эффекта различных действующих на территории Республики нормативно-правовых актов.

Закон о предупреждении и противодействии отмыванию денежных средств 2007 года

Статья 5 Закона о предупреждении и противодействии отмыванию денежных средств от 2007 года определяет предикатные преступления как:

  • все уголовные преступления, наказуемые тюремным заключением на срок, превышающий один год, в результате которых получены доходы, могущие составлять предмет преступления в сфере отмывания денежных средств согласно статье 4 вышеуказанного Закона;
  • преступления в сфере финансирования терроризма согласно статье 4 закона, ратифицирующего Международную конвенцию о борьбе с финансированием терроризма 2001 и 2005 годов, а также сбор средств в целях финансирования лиц или организаций, связанных с террористической деятельностью; и
  • преступления, связанные с оборотом наркотических средств согласно положениям вышеуказанного Закона.

Закон об исчислении и сборе налогов 1978 года

Статья 49 указанного Закона предусматривает, что лицо, обманным путём и осознанно предоставляющее некорректную информацию или отчётность в части подсчёта своих налоговых обязательств, виновно в уголовном преступлении. Подстрекательство, содействие, консультирование или поощрение лица в совершении подобного преступления также является уголовным преступлением.

В случае, когда юридическое лицо признаётся виновным в подобных преступлениях, ответственность также распространяется на управляющих директоров, членов совета директоров и на любое другое руководящее лицо, обязанности которого связаны с финансовым менеджментом в данном юридическом лице, а также на любое другое лицо, действующее в рамках схожих полномочий. Перечисленные лица признаются виновными в уголовном преступлении в случае, если доказано, что они обманным путём принимали участие в формировании договорённости в совершении преступления. В подобном случае преступления наказываются штрафом в размере, не превышающем 17,860 евро, тюремным заключением на срок не более пяти лет или обоим видам наказания.

Кроме того, статья 51А названного Закона предусматривает, что осознанные упущение или задержка в уплате исчисленных или неоспоренных налогов наказывается штрафом в размере, не превышающем 5,000 евро, для физических и юридических лиц. Признанные виновными физические лица также могут быть наказаны тюремным заключением на срок не более двух лет.

В Закон об исчислении и сборе налогов в недавнем времени также были внесены поправки, предусматривающие установление дополнительных санкций, включая тюремное заключение на срок до двух лет для управляющих директоров, членов совета директоров и любых иных руководящих лиц, в обязанности которых входит финансовый менеджмент в юридическом лице, признанном виновным в соответствии со статьёй 51А.

Уклонение от налогообложения как предикатное преступление

В свете всего вышеозначенного, не смотря на то, что Закон о предупреждении и противодействии отмыванию денежных средств 2007 года прямо не характеризует налоговые преступления в качестве предикатных преступлений, спорным является допущение о том, что незаконное уклонение от уплаты налогов в смысле обманных действий по отношению к Налоговому управлению Кипра составляет предикатное преступление по отношению к практике отмывания денежных средств, принимая во внимание положение обо «всех уголовных преступлениях», приведённое в статье 5(а) указанного Закона и Закона об исчислении и сборе налогов 1978 года.

Данная позиция поддерживается тем фактом, что, исходя из рекомендаций Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денежных средств (Financial Action Task Force/FATF), датированных 2012 годом, Институт сертифицированных аудиторов Кипра (ICPAC) и кипрская Комиссия по ценным бумагам и биржам (CySec) опубликовали циркуляры, в которых они, исходя из действующего национального законодательства, охарактеризовали уклонение от налогообложения как предикатное преступление.

В частности, от субъектов, подпадающих под надзор со стороны Комиссии и Института, требуется:

  • имплементация адекватных и соответствующих систем и процессов обнаружения, предупреждения и удержания от совершения действий, направленных на отмывание денежных средств, полученных в результате серьёзных налоговых преступлений;
  • сознательно не помогать или подстрекать клиентов к совершению налоговых преступлений;
  • осуществлять проверку клиентов с использованием собственных баз данных или информации по результатам сторонних проверок на наличие неблагоприятных налоговых последствий при применении мер должной осмотрительности (due diligence);
  • осуществлять непрерывный мониторинг процесса деловых отношений со своими клиентами и подтверждать, что фактическая сумма средств, депонированных клиентами, соответствует сумме средств, указанных при открытии счёта, а также оценивать финансовое положение клиентов.

Один из вопросов, вызывающих бурную дискуссию на протяжении вот уже многих лет, заключается в том, будет ли совершение преступления в части уклонения от уплаты налогов на территории иностранных юрисдикций или в соответствии с их национальным правом представлять собой предикатное преступление по отношению к целям отмывания денежных средств на территории Кипра? Сегодня данный вопрос с учетом глобализации экономической деятельности стал более актуальным.

Кроме того, состоятельные лица предпочитают заниматься самоличным планированием своего имущества, что часто сопряжено с созданием юридических лиц и других механизмов (включая трасты) в более чем одной юрисдикции и, следовательно, потенциально может привести к налогооблагаемым действиям в таких юрисдикциях.

В основе возникшего спора лежит комплексный вопрос о том, что же является уклонением от налогообложения.

За последние годы различия между законным уходом от налогообложения (tax avoidance) и незаконным уклонением от уплаты налогов (tax evasion) практически нивелировались. Столкнувшись с падением налоговых поступлений после глобального экономического кризиса, мировые правительства все чаще пытаются устранить существующие между ними различия. Хотя в определенных случаях позиция ясна, особенно если имеются доказательства мошенничества (например, в случаях подделки или уничтожения документов или материалов, связанных с налогообложением), можно утверждать, что большинство случаев, как правило, относятся к переходной зоне между легальным «уходом» и злостным «уклонением». В отсутствие единого определения термина «уклонение от уплаты налогов» на общеевропейском уровне можно опираться только на конкретные положения национального законодательства каждой из юрисдикций.

В большинстве стран для придания предикатному преступлению статуса основания для отмывания денежных средств необходимо, чтобы таковое преступление являлось уголовным в стране, на территории которой якобы имело место отмывание денежных средств. Тем не менее, Кипр трактует данную позицию несколько шире ввиду действия статьи 4(2)(a) Закона о предупреждении и противодействии отмыванию денежных средств 2007 года. Статья, среди прочего, гласит: «… не имеет значения, подпадает ли предикатное преступление под юрисдикцию судов Республики».

Данный вопрос приводит к возникновению юридических и практических коллизий, поскольку национальным судебным органам приходится собирать информацию о законодательных положениях других стран с тем, чтобы иметь возможность успешно идентифицировать и обосновывать наличие элементов преступления в сфере отмывания денежных средств. Кроме того, нельзя ожидать того, что финансовые учреждения и практикующие специалисты будут досконально изучать нормативно-правовые положения в части налогообложения в юрисдикциях, отличных от стран, в которых они осуществляют свою деятельность, с тем, чтобы в каждом конкретном случае иметь возможность идентифицировать и сообщать о подозрительных операциях.

Политика CySEC заключается в следующем: «От регулируемых субъектов не ожидается то, что их клиенты полностью согласятся со всеми своими налоговыми обязательствами во всем мире, однако ожидается, что они будут определять наличие разумных оснований подозревать, что на счетах клиентов присутствуют доходы от серьёзных налоговых преступлений. В случае же наличия таковых оснований они должны приступить к выполнению соответствующих обязательств по представлению отчетности». В настоящий момент не ясно ни то, как кипрские регуляторы планируют применять и выполнять существующие положения в отношении «иностранного» уклонения от уплаты налогов, ни то, какие пороговые значения будут установлены для определения налогового преступления в качестве «серьезного».

Заключение

Определение термина «преступная деятельность» в составе четвертой директивы ЕС о противодействии отмыванию денежных средств включает в себя «все преступления, в том числе налоговые преступления, относящиеся к прямым и косвенным налогам согласно национальному законодательству государств-членов, которые наказываются лишением свободы или заключением под стражу на срок не более одного года, или, в том, что касается государств-членов, имеющих минимальный порог классификации преступлений в их правовой системе, все преступления, которые наказываются лишением свободы или заключением под стражу на срок не менее шести месяцев».

Включение директивой уклонения от уплаты налогов в разряд предикатных преступлений, а также введение новых положений, требующих от государств-членов установления и ведения центральных реестров конечных бенефициарных собственников, направлены на предоставление соответствующим органам дополнительных инструментов для более эффективной борьбы с незаконным уклонением от уплаты налогов.

Не смотря на то, что до настоящего момента неизвестно, как, в какой степени и в какой форме на Кипре будут созданы реестры бенефициарной собственности, в свете законов о конфиденциальности и защиты данных неоспоримым фактом является то, что новыми правилами игры, которыми в большей степени обеспокоен бизнес, является комплаенс и прозрачность. Всё это становится еще более актуальным в контексте постоянно расширяющейся сферы автоматического обмена информацией (AEOI), о чем свидетельствует принятие (и вступление в силу) Закона о налогообложении иностранных счетов (FATCA), Единого стандарта отчетности (Common Reporting Standard) и других инициатив Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), которые идут рука об руку с глобальными усилиями по борьбе с вредной налоговой практикой и уклонением от уплаты налогов.

Кипр обязуется не только выполнять свои обязательства в качестве государства-члена ЕС и Еврозоны, но и применять передовые методы как в области борьбы с отмыванием денежных средств, так и в области налогообложения. Несмотря на это, существуют серьезные проблемы, связанные с реализацией этих вопросов, включая административное бремя для финансовых учреждений, юристов и бухгалтеров при надлежащем выполнении ими своих обязательств в отношении выявления налоговых преступлений в иностранных государствах. Существует тонкая грань между недооценкой и чрезмерным регулированием, которая потенциально создает нежелательные побочные явления, такие как чрезмерная отчетность и нарушение основных прав человека. Тем не менее, пока неясно, как будет работать внедрение новых правил, и какие результаты будут получены на практике.

Отметим, что крайний срок для переноса положений директивы в национальные законодательства установлен 26 июня 2017 года.

Материал подготовлен на основании информации, представленной на www.mondaq.com.

Юрисдикция:  Республика Кипр
Тематики:  Противодействие уклонению от уплаты налогов / Противодействие отмыванию денежных средств

Copyright © 2008–2018 Дабл Ю Би Эл Дистрибьюшн. Все права защищены.
Любое копирование или воспроизведение информации, содержащейся в настоящем материале, полностью или частично, возможно только с разрешения Дабл Ю Би Эл Дистрибьюшн.



Перейти в раздел «Аналитика»