26.12.2017

Что нужно знать перед погружением в мир криптовалют и ICO?

Илья Манеев
Главный специалист отдела зарубежного права
ЗАО «Дабл Ю Би Эл Дистрибьюшн»
analytics@worldbiz.ru

11 декабря 2017 года Чикагская биржа опционов (англ. CBOE) запустила торги первым в истории производным инструментом (фьючерсным контактом) на биткоин. За 5 минут цена криптовалюты подскочила более чем на $1000. В начале декабря американские регуляторы дали зеленый свет таким фьючерсам на Чикагской товарной бирже (англ. CME).

Несмотря на то, что в течение последнего года рынок криптовалют сотрясает финансовые рынки и раз за разом берет очередную высоту стоимости, будоража умы как маститых, так и новоиспеченных инвесторов, многие из них до сих пор слабо представляют себе, что такое «блокчейн» (англ. blockchain), путают «ICO» с «IPO» и не видят разницы между биткоином и токеном какого-нибудь очередного успешно прорекламировавшего себя «стартапа». Кто-то считает, что криптовалюты положат конец существующей финансовое системе, основывающейся на фиатных денежных средствах. Некоторые считают, что новая технология скорее преобразует во что-то новое уже существующие финансовые модели, убрав чрезмерное количество посредников в цепочках сделок и прочих транзакций.

Нет единого мнения и на государственном уровне, а также регулирующих органов, ответственных за финансовые рынки. Одни страны ввели полный запрет на операции с криптовалютами либо выступают за их жесткий контроль, другие ограничились регулированием и толкованием его отдельных аспектов, а кто-то громогласно записывает себя в лидеры этого быстро растущего и до конца не оформившегося рынка, при этом, не делая особо значимых «телодвижений» по части законодательной базы. На сегодняшний день большинство стран ограничилось письменными рекомендациями и мнениями своих финансовых регуляторов. В первую очередь, они касаются так называемых «первичных размещений» токенов (англ. initial coin offering или ICO).

В данной статье мы постараемся рассмотреть основные понятия, которыми оперируют участники рынка криптовалют, посмотрим на существующий опыт его правового регулирования и укажем на основные риски инвестора, с которыми ему, так или иначе, придется столкнуться при работе с этим «инструментом».

«Блокчейн» технологии и криптовалюта

Так как целью статьи не является техническая сторона понятия «блокчейн» или распределенной базы данных (иногда — базы распределенных реестров), мы остановимся лишь на основных моментах, которые важны для общего понимания того, им образом функционирует рынок криптовалют.

В первую очередь, от обычной базы данных «блокчейн» отличает наличие нефиксированного множества копий, которые хранятся удаленно друг от друга, и возможность полной синхронизации содержимого всех копий по заданному алгоритму, таким образом, чтобы всегда можно было установить единственно верную версию цепочки данных (то есть данные нельзя скомпрометировать, внеся изменения на одном из удаленных узлов сети без «согласия» ее остальных участников). Проще говоря, «блокчейн» представляет собой непрерывную цепочку блоков транзакций, где хранятся данные обо всех операциях внутри системы, подписанных с использованием криптографических (то есть с использованием технологии шифрования данных) технологий. «Хэширование» данных и поиск хэш функции и представляет собой тот процесс, который принято называть «майнингом». Различные блокчейн-системы используют различные хэш-функции, которые дают различный уровень криптостойкости и защиты от криптоанализа. Данный показатель напрямую влияет на сложность добычи или «майнинга» (англ. mining) выбранной криптовалюты. Таким образом, майнинг представляет собой процесс вычисления хэш-функции (то есть решения криптографической головоломки определенной сложности) для верификации транзакции внутри системы «блокчейн». За успешную верификацию справившийся участник получает награду в виде криптовалюты, будь то Биткоин (англ. Bitcoin) или иная криптовалюта, основывающаяся на принципе «доказательства выполнения работы» (англ. Proof of Work или PoW). Относительно быстро Биткоин стал платежным средством в Интернете, так как переводы внутри системы «блокчейн» могут осуществляться практически мгновенно, не требуют участия всевозможных процессинговых посредников и идентификации личностей сторон, при этом историю о самой операции видят все участники системы. Рост интереса к технологии со стороны бизнеса потребовал ее дальнейшего развития для более комплексного внедрения в экономику эпохи «Интернета вещей» (англ. Internet of Things или IoT). Так появилась «блокчейн» платформа «Эфириум» (англ. Ethereum), которая поддерживает создание так называемых «умных» или смарт-контрактов (англ. smart contract). Смарт-контракт представляет собой заданный алгоритм действий, который может автоматизировать процесс совершения какой-либо операции участниками сети. Условия такого контракта (по сути, программного скрипта) должны поддаваться математическому описанию и логике.

Бизнес-сообществу понадобилось немного времени, чтобы понять, что новый, с точки зрения регулирования, и быстрорастущий, с точки зрения цены, инструмент можно выгодно использовать для привлечения средств в различного рода проектах, которые зачастую слабо или совсем не связаны с самими технологиями «блокчейн». Данный интерес породил такое явление, как «первичное размещение монет» (англ. Initial Coin Offering или ICO), за которым скрывается та или иная форма привлечения средств инвесторов под реализацию какого-либо проекта его организаторов. В первую очередь, под средствами здесь имеются в виду Биткоины и Эфир, которые инвесторы проекта обменивают на выпущенные организаторами «монеты» или токены (англ. token). Зачастую выпуск токенов не подразумевает PoW-принцип, а представляет собой лишь создание условной единицы для учета поступающих в ICO-проект средств от его инвесторов. Иногда такой процесс называют «минтингом» (англ. mint), по аналогии с чеканкой реальных монет. Основной площадкой для ICO-проектов стала платформа Ethereum, в первую очередь, благодаря возможности создания смарт-контрактов, а значит автоматизации всего процесса привлечения и распределения средств. С одной стороны, отсутствие понятной и устоявшейся законодательной базы дает возможность ускорить процесс привлечения средств, так как не тратится время на элементарную регистрацию эмиссии (как в случае проведения традиционного IPO ценных бумаг) у компетентного регулятора, а также идентификацию личностей инвесторов своего стартапа. С другой стороны, данный рынок быстро облюбовали всевозможные мошеннические или просто «бесперспективные» проекты, цель которых скорее раздуть ажиотаж вокруг идеи и набить цену маркетинговыми приемами, чем создать реально успешный бизнес. Неудивительно, что с ростом цены основных криптовалют, которые в большинстве случаев привлекаются в обмен на «самодельные» токены организаторами ICO (хотя некоторые проекты не брезгуют привлекать напрямую обычную валюту, что может иметь определенные юридические последствия их организаторов), на этот рынок все чаще стали обращать внимание власти и регуляторы ведущих экономик мира. Организаторам ICO и платформам, так или иначе, задействованным в их реализации, все чаще приходится сталкиваться с «суровой реальностью» инвестиционного и финансового рынка.

США

Тон всем остальным задала Комиссия по ценным бумагам и биржам США (англ. U.S. Securities and Exchange Commission или SEC), которая 25 июля 2017 года опубликовала отчет об ICO, связанный с расследованием по одному из самых крупных в истории ICO (децентрализованной автономной организации DAO), которое закончилось крупнейшей кражей криптовалюты Эфир (англ. Ethereum), стоимость которой (на тот момент) превысила 50 миллионов долларов США.

На примере платформы DAO Комиссия SEC заявила, что предложение и реализация токенов может и будет подпадать под регулирование, если такие токены имеют признаки «ценной бумаги» согласно американскому законодательству о ценных бумагах, в частности, Закона о ценных бумагах 1933 года (англ. Securities Act 1933) и Закона о фондовых биржах 1934 года (англ. Securities Exchange Act 1934). Кроме того, биржевые площадки, участвующие в обмене данных ценных бумаг, должны иметь соответствующую лицензию. Саму платформу DAO регулятор охарактеризовал как «краудфандинговый контракт», но при этом отметил, что она не соответствует требованиям Регламента о краудфандинге (англ. Regulation Crowdfunding).

Кроме того, американский регулятор отметил, что федеральное законодательство о ценных бумагах будет применяться к тем, кто предлагает или реализует ценные бумаги в США, независимо от того, является ли эмитент компанией в ее традиционном понимании, или некоей децентрализованной автономной организацией; покупаются ли такие ценные бумаги за доллары США или виртуальную валюту; распространяются ли они в документарной/бездокументарной форме или с помощью технологии распределенных реестров.

Гонконг

Комиссия по ценным бумагам и фьючерсам Гонконга (англ. Securities and Futures Commission или SFC) дала свой официальный комментарий 5 сентября 2017 года в Указании относительно ICO (англ. Statement on Initial Coin Offerings). Регулятор также придерживается мнения своих зарубежных коллег относительно того, что некоторые токены могут подпадать под законодательство о ценных бумагах, в частности, Ордонанса Гонконга о ценных бумагах и фьючерсах (англ. Securities and Futures Ordinance).

Ценной бумагой токен может считаться в том случае, если он:

- дает право акционерного или долевого участия в бизнесе (акция), будь то право голоса или право на получение части прибыли компании или ее имущества при ликвидации;

- дает право кредитора по какой-либо форме долгового обязательства компании (облигация), будь то обязательство по возврату основной суммы инвестиций на указанную дату или момент требования кредитора о погашении такого обязательства, или обязательство выплачивать процентный доход держателям таких токенов;

- дает право инвесторам на участие в прибыли от какого-либо проекта или проектов (паи/акции в фонде коллективных инвестиций), на которые организатор ICO потратит привлекаемые средства.

Регулятор также указал на необходимость наличия соответствующей лицензии при работе с такими токенами, а также при участии в реализации их на вторичных рынках.

Кроме того, Комиссия SFC напомнила о высоком риске легализации средств, полученных преступным путем, на рынке криптовалют и ICO, сославшись на свой Циркуляр от 16 января 2014 года «Лицензированным корпорациям и ассоциированным предприятиям — Риски ПОД/ФТ при работе с виртуальными товарами» (англ. Circular to Licensed Corporations and Associated Entities — Anti-Money Laundering / Counter-Terrorist Financing — Money Laundering and Terrorist Financing Risks Associated with Virtual Commodities).

11 декабря 2017 года практически одновременно с запуском первого фьючерсного контракта на американской бирже CBOE, Гонконгский регулятор опубликовал Циркуляр «Лицензированным корпорациям и Зарегистрированным организациям о фьючерсных контрактах на Биткоин и инвестиционных продуктах, связанных с криптовалютами (англ. Circular to Licensed Corporations and Registered Institutions on Bitcoin futures contracts and cryptocurrency-related investment products). Комиссия SFC обратила внимание на то, что Ордонанс Гонконга о ценных бумагах и фьючерсах будет применяться к такому контракту, несмотря на то, что его базовый актив (Биткоин) данным законом не охватывается. Соответственно, работа с этим инструментом (как непосредственное участие в реализации, так и профессиональные консультации) требует соответствующей лицензии.

Сингапур

Свое первое официальное мнение относительно рынка криптовалют и ICO Денежно-кредитное управление Сингапура (англ. MAS) высказало еще в августе. В целом, он соотносится с мнением коллег из американского регулятора фондовых рынков. Регулятор обратил внимание на то, что в случае, если токен имеет признаки ценной бумаги (то есть наделяет владельца правом долевого, акционерного или долгового участия в каком-либо бизнесе, в том числе в фонде коллективных инвестиций), то на него распространяются положения Закона Сингапура о ценных бумагах и фьючерсах (англ. Securities and Futures Act) и Закона Сингапура о финансовых консультантах (англ. Financial Advisers Act). Таким образом, эмитенты данного токена обязаны регистрировать у регулятора в установленном законом порядке проспект эмиссии и обладать соответствующей лицензией на их дальнейшую реализацию.

17 ноября 2017 года Управление MAS выпустило Руководство по вопросам предложения цифровых токенов (англ. A Guide To Digital Token Offerings), в котором подтвердил вышеуказанное мнение и дал более подробное толкование случаев, когда токен будет признаваться ценной бумагой со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Кроме того, в данном Руководстве регулятор указал на то, что платформы, организующие торговлю криптовалютами без признаков ценной бумаги, будут регулироваться отдельным законопроектом, обсуждение которого продолжится до конца января 2018 года. В первую очередь, новая регуляторная среда в сфере оказания платежных услуг (англ. New Regulatory Framework for Payments) подразумевает отдельный вид лицензии для организаторов торгов и обмена криптовалют.

* * *

Регуляторная среда для рынка криптовалют находится в начале своего формирования. Однако можно с уверенностью утверждать, что ситуация существенно изменится уже в следующем году. Окончательного создания нормативной базы (как минимум, на основных финансовых площадках мира) следует ожидать в перспективе ближайших 2-3 лет. Очевидно, что существенный рост объема рынка криптовалют может подстегнуть власти действовать более решительно и скорее определиться с его дальнейшей «юридической судьбой». Вряд ли мировое сообщество сможет быстро согласовать единое мнение относительно данного инструмента. Многие развивающиеся страны активно заняты интернационализацией собственной валюты, чтобы ослабить влияние валют развитых стран на свою экономику. Свободная конвертация и признание криптовалюты в качестве законного платежного средства, в первую очередь, бьет по ним. Этим можно объяснить недавний запрет Китая (его материковой части) на работу с этим инструментом внутри страны и закрытие всех локальных крипто-бирж. Тем не менее, это не мешает активному майнингу Биткоина китайскими крипто-фермами, на которые приходится львиная доля общих мощностей.

Не спешат определяться с правовым статусом и развитые страны, однако их основная головная боль заключается в бесконтрольном привлечении инвестиций через ICO, которые высасывают часть ликвидности с регулируемых рынков и грозят надуванием очередного финансового «пузыря». Кроме того, власти беспокоит относительная анонимность операций внутри «блокчейн» систем, что несет в себе существенные риски легализации доходов, полученных преступным путем, а также финансирования терроризма.

По большей части, проблема ICO будет решена в течение следующего года, после чего в относительно нерегулируемом сегменте могут остаться только сугубо краудфандинговые проекты (хотя даже краудфандинг должен соблюсти ряд формальностей в некоторых юрисдикциях, например, в США) с чисто спекулятивным интересом без какого-либо намека на прямое участие или отдачу от финансируемого стартапа.

Решение проблемы идентификации инвесторов тоже не стоит на месте. Большинство крупных и зарекомендовавших себя крипто-бирж уже требуют от организаторов ICO идентифицировать, тем или иным способом, своих инвесторов и давать по ним хотя бы минимальную информацию. Невозможность идентифицировать инвестора зачастую приводит к тому, что биржа не одобрит операцию по обмену токена на криптовалюту. Таким образом, токен будет возвращен обратно организатору, а криптовалюта отправившему ее анониму. Некоторые площадки заранее требуют от организаторов ICO предоставить им информацию о процедуре идентификации инвесторов. Стоит ожидать, что в ближайшее время данные требования станут общепринятой практикой.

Пока рано судить о том, чем закончится процесс легализации (то есть его правового толкования и осмысления) рынка криптовалют. Ясно одно: финансовый мир ждет определенное переосмысление, а некоторые его атрибуты, без которых еще вчера его трудно было себе представить, безвозвратно исчезнут, уступив место новым технологиям и идеям.


Юрисдикция:  Разное
Тематики:  Криптовалюта

Copyright © 2008–2018 Дабл Ю Би Эл Дистрибьюшн. Все права защищены.
Любое копирование или воспроизведение информации, содержащейся в настоящем материале, полностью или частично, возможно только с разрешения Дабл Ю Би Эл Дистрибьюшн.



Перейти в раздел «Аналитика»